АНДРЕЙ ПОЛУНИН: ТАЛАНТ, ДЕНЬГИ ИЛИ ЧАЙНИКОМ ПО ГОЛОВЕ?
Полунин

В далеком теперь уже 1993 году днепропетровский «Днепр» представлял реальную угрозу киевскому «Динамо». Днепряне, руководимые Николаем Павловым, щелкали соперников, как белка орехи, и на финиш чемпионата пришли с абсолютно одинаковыми показателями с «Динамо» (+18=8-4). Только один фактор был не в пользу «Днепра». Нет, не личные встречи, а разность мячей. Тогда победитель первенства страны в случае равенства очков определялся именно по лучшей разнице забитых и пропущенных мячей, причем регламент поменялся по ходу турнира... Хитрые динамовцы уже с 22-го тура принялись бомбить противников: дернули 6:0 «Верес», чуть позже в Крым не только купаться съездили (5:0), прибили дома по 4:0 запорожское «Торпедо» и луган¬скую «Зарю-МАЛС», а в последнем туре не оставили кремния на «Кремене» в Кременчуге 4:1.

«Днепр», опережая киевлян на два очка (по итогам 22-х туров), чувствовал себя воль¬готно, так как впереди были три игры с командами из ниж¬ней половины таблицы. И жестоко поплатился. Уже в следующем матче в Запорожье, ведя в счете и имея численный перевес, подопечные Павлова в концовке расслабились и пропустили. Потеря очка (тогда за победу присуждалось два очка, за ничью - одно), впрочем, еще не означала трагедию, «Днепр» в таблице все равно шел первым. Гром прогремел, когда в последующих матчах днепряне не сумели победить «Кривбасс» и терпящий бедствие «Верес». Поражение от «Металлиста», случившееся сразу же после тяжелой победы над «Шахтером», окончательно похоронило надежды «Днепра» на золото. Не помогла даже победа над «Динамо» на «Метеоре». Очковый гандикап был отыгран, но существенно худшая разность мячей днепрян предопределила чемпионство парней Михаила Фоменко из столицы.

Сергей Беженар, Сергей Коновалов, Дмитрий Михайленко, Юрий Максимов, Евгений Похлебаев - нет, не они ковали золото «Динамо». Наоборот, они были в числе неудачников в том сезоне. Это чуть позже они будут составлять костяк «Динамо» при том же Павлове. А тогда, в 1993-м, они были лидерами «Днепра». Таковым был и Андрей Полунин, который также должен был последовать за Павловым. Почему не пошел путем друзей и тренера? Ответ узнаем ниже.

В 1995-м «Днепр» неожиданно возглавил немец Бернд Штанге и именно он сыграл немаловажную роль в карьере Полунина. Штанге не только проложил путь легионерам в Украину, но и стал своеобразным порталом для украинцев в Европу. Именно он помог многим нашим оказаться заграницей - Ковальцу в «Твенте», Скрипнику в «Вердере», Евтушку в «Ковентри», Купцову в «Энергии». Андрею он проло¬жил путь в «Нюрнберг»

Оказавшись в Германии, в «Нюрнберге», Полунин не затерялся. В первой же игре отметился голом в ворота «Гамбурга». Постоянно выходил на поле. В первом круге провел 15 игр, забил два гола - казалось, всё идет нормально. Но в межсезонье руководство «Нюрнберга» сменило тренера. С новым коучем Фриделем Раушем у Андрея вроде не возникало проблем, пока не начался второй круг, в котором тренер всего лишь раз выпустил Андрея, посадил его на скамейку, а потом и вовсе перестал привлекать к матчам. Как признался чуть позже сам Полунин, дело было не в тренере. «По неопытности я совершил некоторые ошибки. Поддался на уговоры менеджера, затеявшего судебный процесс против моего «Нюрнберга». В итоге суд проиграли, а меня посадили в глубокий запас. Не будь этого, может, и играл бы в бундеслиге не один год».

По окончании сезона его сдали на год в аренду в «Санкт-Паули» во вторую бундеслигу. Добросовестно отработав кон¬тракт, Полунин вернулся в «Нюрнберг» с надеждой снова поиграть в высшем дивизионе. Увы, там на украинца уже не рассчитывали и сдали в региональный «РотВайсе», где Полунин из-за травм затерялся. Возвратился на Украину, полный надежд. Но травмы окончательно замучили Полунина, и расставание с футболом стало неизбежным.

ДЕНЬГИ ПРАВЯТ МИРОМ.

- Андрей, разговор начнем с темы, чем нынче занимается известный в прошлом футболист...

- Работаю директором футбольного клуба «Нефтяник-Укрнафта» (Ахтырка).

- Что входит в ваши обязанности?

- Я занимаюсь функционированием всего клуба. Я как бы конечная точка в команде.

- Все вопросы, касающиеся не посредственно контрактов, трансферов, контроля за ними, лежат именно на моих плечах.

- «Нефтяник» закончил сезон в первой лиге на 12-м месте. Это провал?

- Изначально цели стави¬лись перед командой наивысшие - попадание в премьер-лигу. Но по ходу сезона они претерпели изменение из-за финансовых проблем. По потенциалу мы заслуживали лучшей доли. Но - кризис и, как следствие, упущения в селекционной работе зимой повли¬яли на результат «Нефтяника».

- В элиту возвращаются «Закарпатье» и «Оболонь». Возвращаются, чтобы опять понизить¬ся в классе?

- Дело в том, что новый чемпионат стартует меньше чем через месяц после окончания предыдущего первенства первой лиги. Команды, вошедшие в вышку, не успевают укомплектовать состав, а тем более наиграть новый коллектив. По этому первый круг зачастую выпадает. Главный акцент делается на зиму, когда есть время подготовить команду. Исходя из этого, можно сказать, что в первый сезон главной задачей для дебютантов является сохранение прописки.

-Почему в Украине не может появиться своего «Хоффенхайма»?

- Потому что необходимо вкладывать немалые деньги в клуб. Вы думаете, «Хоффенхайм» сумел резко заявить о себе в бундеслиге с бухты-барахты? Президент «Хоффенхайма» построил новый стадион, не хуже, чем у «Вольфсбурга», затратил солидные день¬ги на покупку игроков. В наше время практически всё зависит от финансирования клубов. И если оно постоянное и солидное, то рано или поздно должно дать результат. Ахметов несколько лет вкладывал миллионы в структуру «Шахтера», покупал дорогостоящих бразильцев, и вот сейчас пожинает плоды.

- Дела с финансированием в командах первой лиги обстоят плачевно?

- Градация достаточно большая. Если это команды, борющиеся за выход в премьер-лигу, сумма одна, если команды середины таблицы - совсем иная. Некоторые команды и вовсе снимаются с розыгрыша из-за кризиса.

- В свое время у вас были личные финансовые проблемы с «Днепром». Они задолжали вам якобы 30 тысяч долларов, и вы пытались через суд вернуть деньги. Получилось?

- Это старая история, а жить прошлым я не хочу.

- Судебные тяжбы у вас были и в Германии с «Нюрнбергом». Не приоткроете занавес, какие именно?

- Там при подписании кон¬тракта были обусловлены не которые нюансы с переводом денег.

- Удалось выиграть дело?

-Частично.

- Не из-за этого судебного дела вас посадили в глубокий запас?

- Думаю, процентов на 80-90 - да!

Кепке

АЙЛЬТС ДЫМИЛ КАК ПАРОВОЗ

- Всё начиналось для вас в стране пива и сосисок весьма удачно. В дебютном матче вы забили гол...

- Во втором тайме я вышел один на один с Бутом, тогдашним вратарем «Гамбурга», и переиграл его. Мы повели в счете 1:0, но, к сожалению, не удалось довести матч до победы. За пять минут до конца встречи на поле у «Гамбурга»вышел Кирьяков.

- И он сравнял счет?

- Нет (улыбается). Он вышел, и «Гамбург» забил.

- Лучшим бомбардиром «Нюрнберга» тогда был славный чешский парень Павел Кука, форвард сборной. Вы с ним, кажется, и язык в команде быстрее всего нашли?

- Мы на базе жили в одной комнате. Павел во многом помогал мне в быту. Он и нападающий хороший был, много забивал.

- Это правда, что он вместе с Андреасом Кепке и Сашей Чиричем ходил к руководству «Нюрнберга» и спрашивал, поче¬му не играет Полунин?

- Было дело!

- С Кепке у вас также сложи¬лись приятельские отношения?

-Общались немного. Кепке - профессионал с большой буквы, титулованный вратарь, он передавал свой опыт более молодым ребятам.

- Кепке и Кука за бутылкой пива вам не рассказывали, как друг против друга рубились на Евро-1996, сначала в группе, а потом в финале?

- К сожалению, нет (улыбается).

- Довелось встретиться на поле с Скрипником и Максимовым, в то время защищавших цвета «Вердера»?

- Однажды играли в Бремене. Матч получился результативным. «Нюрнберг» победил 3:2, два мяча Кука «музыкан¬там» отвалил, еще один забил Чирич.

- «Вердер» тогда хорош был, Кубок Германии в том году взял.

- На финал друзья не приглашали?

- Нет, я не мог вырваться никак, матч смотрел по телевизору. Максимов гол забил, а «Вердер» одолел «Баварию» по пенальти.

- Часто с Максимовым и Скрипником встречались и вспо¬минали былые времена в «Днепре»?

- Когда выпадал случай, обязательно наведывались в гости. То они ко мне в Гамбург, то я к ним в Бремен. Бывало, выбирались семьями погулять в парке, покататься на аттракционах. Максимов рассказывал, что в «Вердере» все игроки рубились в покер. В «Нюрнберге» что-то подобное было?

- Нет, у нас болели другим. Всей командой сбрасывались по 10 марок и делали ставки на предстоящий тур бундеслиги. Победитель забирал весь куш.

- Вы выигрывали?

- Один раз, и то на пару с кем-то. У нас общий результат сошелся. Пришлось делить выигрыш пополам.

- А как коротали час игроки во время переездов, перелетов?

- Германия не такая большая страна, в дороге проводили немного времени. В основ¬ном все читали газеты, журна¬лы, книги. Ноутбуков тогда еще не было.

Полунин

- Еще Максимов говорил, что курить себе позволяли исключительно игроки сборной Германии - Дитер Айльтс и Марко Боде. Получается, у вас курил лишь Кепке?

- Не знаю (улыбается). Я ведь не курю и ни с кем не бегал покурить. При всех никто себе не позволял дымить. А насчет Айльтса слышал, что он курил как паровоз, и никто ему разбор полетов не устраивал.

ФОТОСЕССИЯ С КЯИЧКО

-Скрипник рассказывал, что в Германии футболисты зарабатывают на порядок меньше, чем в Италии. Зарплаты там дей¬ствительно невысокие?

- Смотря с чем сравнивать. В отдельных клубах, таких, как «Бавария», «Гамбург», «Штутгарт», «Байер», «Боруссия» Дортмунд, зарплаты были очень большие. В других командах - средний оклад. Были, безусловно, индивидуальные контракты. Не сравнить то, что я получал и, к примеру, Маттеус, Эффенберг или Баслер!

- «Нюрнберг» по итогам сезона покинул бундеслигу?

- Да, причем это стало для всех неожиданностью. Перед заключительным туром «Нюрнберг» имел перевес над «Айнтрахтом» в три очка. Мы встречались с «Фрайбургом», решившим все свои турнирные задачи, и проиграли 1:2, а «Айнтрахт», которому ко всему прочему нужно было побеждать с разницей в четыре мяча, выиграл во Франкфурте с необходимым счетом (5:1 у «Кайзерслаутерна». - В.П.).

- После «Нюрнберга» у вас был «Санкт-Паули». Там дела пошли лучше?

- В гамбургском клубе я провел 30 игр, забил четыре гола. Но не стоит забывать, что это была вторая бундеслига. Уровень немножко не тот, да и команды играют примитивнее. Закидывают вперед и бегут! Лишь 3-5 команд демонстрирует комбинационный, изобретательный футбол.

- В «Санкт-Паули» вам было проще адаптироваться, так как там играл наш человек – Юрий Савичев, олимпийский чемпион-1988?

- Он помогал мне тем же, чем и Кука в Нюрнберге. Разница была лишь в том, что мы могли общаться свободнее.

-Савичев, кстати, до сих пор в Германии живет. Работает тре¬нером в одной из низших лиг.

- Настоящих друзей смогли обрести в Германии?

- Да! У меня остались хоро¬шие знакомые в Нюрнберге, Эссене, Гамбурге. Обязательно поздравляю их на католи¬ческие праздники.

- С братьями Кличко не до¬водилось встречаться в Германии?

- Почему же? Мы в одном городе жили, даже провели совместную фотосессию для журнала «Бильд».

- Наверное, и на каком-то боксерском поединке с участием Кличко побывали?

- Увы, не срослось! Бывал лишь пару раз на их тренировках.

- В чемпионате Германии много грузин играло. Ни с кем не подружились?

- Нет, знаком лишь был. Так, перекидывались парой слов перед и после матча, и на этом общение заканчивалось. В основном это были грузины «Фрайбурга» - Иашвили, Цкитишвили и Кобиашвили. Мы же не были знакомы, просто выходцы из одной великой страны СССР.

- А с Владимиром Бутом из дортмундской «Боруссии»?

- Аналогичная ситуация!

- Какие баллы в среднем по¬лучали за игры в немецкой прессе?

- Хорошо помню, что за первую игру против «Гамбурга» мне поставили двойку. Только в Германии эта оценка считается высокой. У них всё наоборот, чем ниже оценка, тем лучше.

- Единицу сложно получить?

- Неимоверно! Это нужно хет-трик положить или вратарю спасать целый матч в безвыходных ситуациях. Крайне редко можно увидеть такую оценку в прессе.

Кох

ПОХОДЫ К БАТЮШКЕ

- Вы поработали под началом многих тренеров. Кто оставил наибольший след?

- Павлов, Штанге и Магат.

- Магат?

- Да! Он тренировал «Нюрнберг» в сезоне-1997/98. Я его застал, когда «Нюрнберг» проходил летние сборы. Позже он возглавил «Вердер».

И что он из себя представлял?

-Магат - специалист, который во главу всего ставит дисциплину. Где бы он ни работал, он достигает высоких ре¬зультатов. Тогда он «Нюрнберг» в бундеслигу вывел. За последние годы он многого добился на тренерском поприще. Дважды сделал чемпионом «Баварию», в этом году привел к золоту «Вольфсбург».

- Какими словами опишете Павлова?

- Он сейчас поменялся.Года все-таки прошли... Стал более эмоциональный. Не от нять у него любви к футболу, к своим воспитанникам. Он о своих игроках беспокоится как о своих детях! Всегда на пер¬вое место ставит атмосферу в коллективе. Контактирует с каждым футболистом, старается найти подход к нему.

- В Боженьку Павлов уже тогда верил?

- В принципе, человек или верит, или нет в Бога, и на протяжении жизни он не изменяет свои взгляды в религиозных вопросах. Тогда же он мог пригласить священника в раздевалку перед игрой. Накануне важных матчей Павлов зас¬тавлял всю команду сходить в церковь на службу к батюшке.

- Футболисты нормально воспринимали?

- Понимаете, вера - это су¬губо индивидуальное. Кто-то верит, кто-то не придает этому значения. Павлов футболистов не заставлял молиться или что-то в этом роде, он просил сходить в церковь вместе со всей командой.

- Лестно вы отзывались и о Бернде Штанге. Что в его работе было наиболее запоминающимся?

- Он много нового привнес в нашу страну. В плане вопросов, которых на тот момент в Украине и в помине не было. Он показал путь на Запад!

- Например, выходить на тре¬нировку всем игрокам в одинаковой экипировке?

- На дворе был 1995 год, были проблемы с экипировкой, футболисты тренировались кто в чем заблагорассу¬дится. Штанге просил администраторов «Днепра» купить иг¬рокам тренировочную форму, чтобы администраторы ее и стирали, а не футболисты забирали домой и сами занимались стиркой. В плане организационных моментов он во многом помог «Днепру», ко¬манда при нем стала на путь профессионализма.

- Чувствовалась его немецкая строгость?

- Я бы не сказал. Он не образец настоящего немца. Штанге оказался порядочным, интеллигентным, а главное - разговорчивым человеком. Всегда поможет, подскажет в нужный момент. Работать с ним было одно удовольствие. Мы при нем частенько всей командой на природу выбирались. Семьями. Шашлыки жарили, шутили, с детьми в раз¬ные игры играли.

- Штанге вообще довольно незаурядная и любопытная личность. Он тренировал австралийский, кипрский клуб, работал главным тренером Омана, Ирака, сейчас Белоруссии. Кажется, будто он места работы так выбирал: «Дай-ка я пальцем ткну в глобус и туда поеду»!

- Штанге - человек, который не боится сложностей. Быть может, ему интересно работать в некомфортных условиях, создавать команду с нуля. Возможно, он где-то и экзотику любит (улыбается). Сейчас он неплохо зарекомен¬довал себя в сборной Бело¬руссии. Я его поздравил СМС-кой с последней победой над Андоррой.

- Именно Штанге продвинул вас в Германию. И оказаться вы должны были не в «Нюрнберге», а в «Герте», но та выбрала не вас, а Сергея Мандреко...

- Я не только в «Герте» мог оказаться! Я побывал на просмотре в швейцарском «Ксамаксе», австрийском ЛАСКе, где тогда выступал Паляница. Но эти клубы не хотели пла¬тить деньги, которые просил за меня «Днепр». А вот в «Нюр¬нберге» согласились выплатить запрошенную сумму 1,3 миллиона марок. Именно столько выручил «Днепр» отмоей продажи. К слову, по информации немецкой «Бильд», «Герта» не захотела покупать меня, так как «Днепр» просил 3 миллиона марок. Правда или нет, я не знаю - это писали газеты.

ЧАЙНИКОМ ПО БАШКЕ. И ВСЕ ДЕЛА!

- С Кучеревским у вас не сло¬жилось из-за того, что вы позволяли высказывать свое мнение?

- Доля правды в этом есть... У меня характер непростой, это всем известно. Могу ска¬зать прямо что думаю, какая бы правда ни была. Но Никакого зла я на Кучеревского никогда не держал, прекрасно понимаю, что тренер отвечает за результат перед руководством. Хозяин - барин.

- Кучеревский был немногословен. Перед игрой с «Гамбургом», например, дал установку на игру одной фразой: «Вы их загоните за Бранденбургские ворота!». Владимир Лютый рассказывал, что в свое время Мефодьевич мог в перерыве сказать: «Ты в пролетевшего воробья целился, что ли?» Какие фразы из его репертуара вспо¬минаются вам?

Не было такого дня, чтоб Кучеревский не шутил. Этого у него не отнять. Перед установ¬ками на игры всегда был немногословен, лекции не читал. Тем не менее, добивался результата. Вспоминаю, когда был еще в дубле «Днепра», один из ребят полностью проваливал игру, всё у него не ладилось в этот день. В перерыве Кучеревский подошел к нему в раздевалке и выпалил: «Сейчас я возьму чайник и стукну им тебе по голове»! И игрок во втором тайме заиг¬рал. Знаете, он вроде и в шутку говорил, но это всегда действовало.

- Ваш дебют в большом футболе пришелся еще на союзный чемпионат. Помните свою первую игру?

Это был последний чемпионат СССР. На дворе был ко¬нец октября, играли с москов¬ским «Локомотивом» и побе¬дили их 2:0. Оба мяча забил Коля Кудрицкий. Потом я еще сыграл против «Пахтакора» на «Метеоре».

- В первые независимые годы «Днепр» был достаточно хорош. Спад начался, когда ли¬деры «Днепра» перешли в «Динамо»?

- Начались тугио времена в «Днепре» - с финансированием были проблемы! И ребята потихоньку начали разбегаться. Павлов мне тоже предлагал перейти в «Динамо», но я не захотел. Нет, конкуренции не боялся, но знал множество примеров, когда талантливый футболист, перебравшись в Киев, прекращал играть. Также звали в московские «Дина¬мо» и «Спартак».

- Скрипник говорил, что однажды в «Днепре» полгода зарплату не платили. Это правда?

- Длительные задержки случались, на три месяца точно задерживали, может, и больше. Хозяева менялись, и с долгами приходилось разбираться новым владельцам.

- На что вы жили в это время?

- Выживал как-то... На футболе это не сказывалось. Футболисты тогда немного другие были. Хотели играть в футбол, все были амбициозные, хотели чего-то добиться, засве¬титься, невзирая ни на какие трудности!

- Когда еще при Павлове «Днепр» обыграл «Динамо», игрокам дали по 200 долларов премиальных. Какую наиболь¬шую сумму премиальных за матч вы получили?

- В Украине я даже не вспомню... А вот в бундеслиге за победу нам платили 18 000 марок, за ничью - 6000. Но из этой суммы нужно вычесть 40% налогов, так что получалось почти вдвое меньше.

- А сейчас за игру футболист может отхватить 100 штук зеле¬ных. Не многовато?

- Вопрос философский. Всё решает человек, который платит деньги. Каждый хозяин платит за работу столько, сколько он считает нужным. Для футболиста - так это хорошо! За игру можно заработать столько, что спокойно можно прожить год. Много ли это? Век футболиста не 100 лет, а 10-15, поэтому за этот срок надо успеть заработать на жизнь, обеспечить старость. Не забывайте, что футбол опасен, можно инвалидом стать, часто травмы дают о себе знать в будущем.

- Вы не жалеете, что не родились лет на пять позже?

- Нет! Я полностью доволен своей жизнью и тем, когда появился на свет. Возможно, родись я позже, я бы и не стал тем, кем являюсь. Другие тре¬неры, другие люди попались бы на пути... А финансовый вопрос для меня никогда не был главным в жизни.

- Деньги портят футболис¬тов?

Не всегда. Шевченко и Тимощук добились полной финансовой независимости, получают огромные деньги и при этом показывают великолепный футбол. Значит, деньги их не испортили. Всё зависит от человека.

- Вы успели поиграть в наци¬ональной сборной. Какой поеди¬нок врезался в память?

- Отборочный матч противИталии в Бари, несмотря на то, что мы проиграли. В той игре я открыл счет. Мы организовали контратаку, Орбу прорвался правым флангом и сделал прострел в штрафную. Я по¬ скользнулся, но сумел пробить: мяч срикошетил от Феррары и влетел в ворота Перуцци (в итоге Украина проиграла 1:3. У «макаронников» забивали Раванелли дважды и Мальдини. - В.П.). В «Скуадре Адзурре» тогда звезды первой величины играли!

- Удивительно, но это был последний ваш матч за сборную. Как считаете, почему?

- Произошла смена на тренерском мостике. Начался новый отборочный цикл, и в сборной играли уже другие ребята.Меня еще раз Лобановский вызвал в расположение нацио¬нальной команды, но на поле больше я не появлялся.

БУКАСИК

- Сколько у вас за карьеру было прозвищ?

- В Германии меня называ¬ли сокращенно от фамилии - «Полу». В Украине ко мне ни чего не приклеилось. По молодости, когда только перерос дубль, меня Антон Шох с Алек¬сандром Сорокалетом «Букасиком» звали.

- Кстати, в Германии последний раз давно были?

- Ой, давненько! Когда «Днепр» с «Гамбургом» играл. На Кубок Мира-2006 я не ездил.

- Остаться жить в Германии желания не было?

- Нет, не планировал. Во-первых, я играть еще хотел, а из Германии надо было уезжать, там я пересидел. А во-вторых, моей дочери как раз пора было идти в школу. Она даже чуть раньше вернулась на Украину, чем я.

- Какое ваше любимое блю¬до среди «дойчландских»?

- (смеется) Утка по-пекинс¬ки. Я больше любил китайскую и итальянскую кухню. В Германии традиционно вкусны лишь баварские сосиски.

А как же гамбургеры и чизбургеры?

Это больше американская пища! Немцы любят зажарить кусок мяса на гриле и залить это все кетчупом или приготовить свиную голяшку в духовке. (Ага, старый прикол... На самом деле, гамбургер как бутерброд, как жрачка, не имеет к Гамбургу ни малейшего отношения. - Ред.)

- Что-то немецкое у вас осталось в себе?

-Ответственность, дисциплина. Держать слово. Правда, не знаю - немецкое ли это?

-Сейчас вы работаете функ¬ционером, а нет ли желания попробовать себя в роли тренера?

- Я на двух стульях сидетьне хочу - или ты тренер, или функционер. Пока я занимаюсь этой работой, и она мне по душе.

Газета команда